Две России и война с Украиной.

Оригинал взят у bgfnmbuhfgbnm в Две России и война с Украиной.
Странные события происходят в эти дни на российско-украинской границе. Вдоль неё, не переставая, идут бои русского ополчения с киевской «хунтой», замыкаются «котлы» и «мешки», совершаются и ликвидируются прорывы. Оказавшись в тяжёлом положении, масса украинских солдат бежит в Россию, зачастую в чём мать родила, и просит там помощи. В России помощь оказывают: кормят, одевают, лечат раненых. К раненым в больницу приезжают украинские официальные лица, осматривают, просят выписать и отправить на родину. Походя бросают: «Какой ужас, что между Россией и Украиной идёт война!». Далее бойцов выписывают, и они улетают воевать дальше. Или не воевать, это уж как договорятся с родным государством. Но нас здесь куда больше интересует, что же это такое происходит с государством нашим?
Украина с нами воюет. Об этом на Украине во весь голос кричат абсолютно все — по крайней мере из тех, кто вообще открывает рот. Украина разве что не объявила РФ войну официально (хотя публичные обещания министра обороны Украины провести парад победы в Севастополе вполне тянут на объявление войны). Вполне возможно, что сделали бы и это, но кураторы говорят: «Нет, дураки. Нельзя. Иначе даже мы вас отмазать не сможем. Кто объявляет войну, тот агрессор. Вы что, даже таких вещей не понимаете?». Не понимают. Но куратора пока слушают.

Позиция РФ вроде бы тоже объяснима. Россия с Украиной демонстративно НЕ воюет. Война вызвала бы конфликт со всей западной коалицией, а российские элиты к этому не готовы. По этой же причине Россия демонстративно не поддерживает пророссийских ополченцев. А антироссийских украинцев лечит, потому что деваться некуда — вот они, скулят у порога, куда же их?

Вроде бы всё логично. Но всё равно что-то в голове не укладывается. Есть ещё какой-то неучтённый фактор. Если бы РФ была просто страной, сохраняющей вынужденный нейтралитет, поведение было бы другим. ТОН был бы другой. Да, мы демонстративно стоим над схваткой, но врагам (а внутри-то себя мы знаем, что это враги) всё же не улыбаемся. Подбираем их солдат, лечим (куда деваться), может быть, даже отправляем назад (если интернирование может быть расценено как повод к конфликту, которого мы боимся). Но разговариваем по-другому. Ляпнул украинский дурак-консул в российской больнице: «Мы с вами воюем», так надо ответить: «Что ты, дурак, мелешь? Подстрекатель войны? Так пошёл вон из России, мы мирная страна и войны не хотим. Присылайте следующего». Но и этого нет. Россия в отношении Украины что-то мямлит, мнётся, стесняется. Нашему государству неловко, что так нехорошо получилось (и это после двух десятилетий наглых дразнилок, газовых войн и плевков в харю). Следовательно, украинцы для российской власти — не враги. Даже внутри, «про себя». И вот тогда всё сходится.

Когда Путин в очередной раз произносит мантру про «братский народ», он имеет в виду совсем не то, что думают по этому поводу русские. Для русского братья — это простые украинцы: его родственники, друзья, коллеги, случайные знакомые, с которыми курил в тамбуре крымского поезда или ехал в одесском такси. Украинские же власти (особенно теперь, когда их политика окончательно вскрылась и стала достоянием российской общественности) — это враги, которые братьев-украинцев натравливают на русских, ссорят два родных народа.

Для Путина же братья — те, кто Украиной правят все эти два странных десятилетия. И Леонид «Украина не Россия» Кучма, и Юлия «Атомным оружием по москалям» Тимошенко-Капительман-Григян, и нынешние Порошенки-Аваковы (вы просто послушайте, с какой интонацией Путин произносит эти совсем не обязательные «Пётр Алексеевич» или «Юлия Владимировна» на своих пресс-конференциях, и всё станет понятно). А гибнущие хоть на Луганщине, хоть в Киеве, хоть во Львове простые люди особых эмоций не вызывают.

И поэтому ссора со своими «братушками» у нашего дорогого президента не выходит. Вроде и надо поссориться, и пора уже, а всё никак. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ КРИЗИС. И не только у Путина, но и у всей его российской шатии-братии.

Ровно по той же причине Путин изначально не мог ввести войска в Новороссию. У него нет на это ВНУТРЕННЕГО ПРАВА. Для советского номенклатурщика Украина (как и любая другая советская республика) — не Россия. Россия это РСФСР, а великий СССР был, как известно, «союзом нерушимым республик СВОБОДНЫХ». Эта свобода, закреплённая в договоре о создании Советской конфедерации в 1922 году — священна. Поэтому такой нелепостью была «операция по принуждению к миру» Медведева в Грузии (по которой сейчас, на фоне Донбасса, уже начинают ностальгировать). Это как если бы американские войска в ответ на Тонкинский инцидент разбомбили бы пару вьетконговских портов и с гордостью отплыли домой — праздновать победу и получать награды. Абсурд? А для РФ — реальность. И поэтому даже в Чечню (часть РСФСР, то есть субъект не конфедеративный, а федеративный, с более низким статусом) Ельцин никак не мог вторгнуться, посылал каких-то «ополченцев», потом со скрипом вполз, получил от свободного чеченского народа по зубам и уполз обратно. ЗАВОЁВЫВАТЬ Чечню было нельзя, ведь ЧЕЧЕНЦЫ ПРОТИВ. И вернуть Чечню уже Путину удалось только тогда, когда нашлись чеченские же влиятельные союзники. Которым тут же была передана неограниченная власть. «Всё-всё, решайте теперь сами, наша цель — к миру принудить. Чечня — для чеченцев».

Именно поэтому в отношении Украины (и вообще) существуют две «параллельные» России. Для одной, состоящей из простых русских, из пробившихся наверх самостоятельно русских, из новых и молодых русских, украинское государство на свете немного зажилось. Эта Россия поставляет на Донбасс оружие и ополченцев, негодует по поводу «слива Новороссии» и даже — возьмём обратный и неприглядный пример, но пример всё же естественной реакции — бьёт морду беженцам с Донбасса за то, что они «украинцы» (реальный случай в Мурманской области). Вторая Россия, состоящая из коронованных Советами россиян, их семей и обслуги, их придворной интеллигенции — никак не может поссориться с украинскими «братьями», лечит и возвращает на блюдечке их солдат, водит в своей столице хороводы с их флагами. А также боится и ненавидит Россию первую. За то, что та большая, страшная и, в отличие от России второй — настоящая. Хоть и временно отстранённая от власти.

Вы можете спросить, сколько же будет продолжаться это «раздвоение России». Я могу сказать лишь, когда оно точно должно закончиться. Году так к 2030-му, когда все люди моложе пятидесяти в России будут людьми несоветскими (то есть родившимися в 1980-м и позже). Тогда, по идее, безумная «дружба народов» должна издохнуть окончательно и гарантированно, «от старости». А до тех пор, в ближайшие лет 15, между двумя Россиями будет продолжаться шизофренический «тяни-толкай», в рамках которого военная пропаганда и пацифистская чушь в отношении ОДНОГО И ТОГО ЖЕ ГОСУДАРСТВА В ОДНО И ТО ЖЕ ВРЕМЯ будут спокойно соседствовать друг с другом. Как сейчас, когда по главному каналу страны идёт сюжет про киевских карателей, распинающих детей, а на границе в это же время этих же карателей привечают хлебом-солью, после чего мирно отпускают домой. «Россия — щедрая душа». Которую не понять умом.


Спутник и Погром
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.