Александр Серов сломал нос бывшей жене.

- Саша поднял на меня руку, избил. У меня все лицо было синее, сломан нос, — рассказывает Елена. — Хотела вызвать милицию, но он замял скандал — отправил меня в Германию, оплатил пластическую операцию. Закономерный вопрос — почему я не подала на него в суд? Мне не хотелось, чтобы дело получило огласку и это отразилось на дочке. Пережить такое не было сил. И я сказала: "Развожусь с тобой. Все!" Процедура эта была долгой. Хотя он как бешеный орал: "Дай паспорт! Сам пойду с тобой разведусь!" — понимала, что это придется делать самой. Никуда он не пойдет. А мне нужен раздел имущества. Объясняю почему: у меня ребенок, а у него есть внебрачная дочь, может, еще несколько потом объявится. А если он женится и детей нарожает? Я подала на раздел и поделила две квартиры и два дома. Сейчас новая песня полилась: "Мишель матери не нужна, она с ней не общается. Я забрал дочь у этой ненормальной!"...  А знаете, как он переселил ее к себе? Мишель поступила в институт, первый год я возила ее из нашей деревни в Москву. В восемнадцать она сдала на права и сама стала ездить на занятия, но жила со мной. Серов переехал в новый дом в пяти километрах от МКАД. И сказал мне: или дочь переезжает к нему, или он прекращает платить за ее обучение. А это триста тысяч рублей в год, у меня таких денег нет. Я рыдаю, дочь рыдает. Подумала: не могу же лишить ее образования, да и серовский дом ближе к Москве. "Господи, в конце концов, это ее отец. Восемнадцать лет ежесекундно занималась дочерью, теперь его очередь". Меня часто близкие друзья спрашивали, почему мы все-­таки развелись. Я на этот вопрос всегда отвечала молчанием — не хотелось выносить сор из избы, травмировать любимую дочь. А теперь скажу: "Чтобы выжить! Чтобы в психушку не попасть, не умереть", - рассказала Елена журналистам.

Последние записи в журнале