Интервью Охлобыстина.

Охлобыстин
«AиФ»: - Статус самого дорогого сериального актёра, полученный благодаря «Интернам», помогает?

И.О.: - У меня шестеро детей, я должен их поднять. Ещё несколько годков планирую побегать - «Интернов» пока закрывать не собираются. На «Первом канале» передачу «Первый класс» веду, кино меня не игнорирует... Когда почувствую, что девчонки и мальчишки встали на ноги и дальше без меня справятся, возьму Ксюху (жену, актрису Оксану Арбузову) - и попрошусь обратно в Церковь. Будем с ней до конца жизни самосовершенствоваться.

«AиФ»: - Не поверю, что вы только ради заработка в сериалах и на вручении разных премий промышляете. Наверняка есть сверхзадача.

И.О.: - Пользуясь тем, что нахожусь внутри массмедиа, теле- и киноиндустрии, я внимательно изучаю их. Анализирую, что происходит и куда это движется, а потом докладываю друзьям-епископам. Мы нащупываем те вопросы, которые Церковь должна либо помочь решить, либо просто моментально на них среагировать. И потом, многочисленные занятия, привлекающие ко мне интерес, позволяют говорить о важных для меня темах духовности, монархии. Я использую шоу-бизнес в своих целях. Он понимает и принимает это.

«AиФ»: - Интересно, какие качества вам пригодились в бытность батюшкой? Чувства человека на причастии многие знают. А что испытывает священник?

И.О.: - Ответственность. А ещё колоссальное изнурение. Я помню, что очень уставал. Не физически, а духовно. Потому что вполуха, вполсердца слушать нельзя. Ты целиком участвуешь в исповеди и отдаёшься. Это с другом-то тяжело, когда он загнан в угол и ждёт от тебя совет. А если у меня за день человек 30?! Но есть в служении и эмоциональная компенсация. Это крестины, венчания, которые проводит священник. Я люблю говорить, что жажда веры сродни духовному запою, эйфории.

«AиФ»: - Ваши дети определились, кем станут?

И.О.: - Дуся и Варя хотят быть медиками. Мы не против. Зато с Анфисой вовсю воюем. Собралась идти в актрисы! Разубеждаю, как могу, но она стоит на своём. Никакие аргументы не действуют: ни неопределённое будущее, ни папа в этой же профессии, ни практически полная несовместимость актёрской работы с построением семьи... Васю я отдал в дзюдо, чтобы физически развивался. С головой-то у него полный порядок - убеждённый шахматист. А Савва и Иоанна ещё маленькие, чтобы париться по поводу будущего. Но я надеюсь, что они, когда вырастут, станут кем-то более определённым, чем их отец. С одной стороны, я работал в разных областях и в каждой доходил до призового уровня. А с другой - если говорить строго, то кто я? Актёр? Сценарист? Священник? Рекламщик? Телеведущий? Всего понемногу. Не люблю заполнять анкеты: дохожу до раздела «Род деятельности» и теряюсь.

«AиФ»: - Род деятельности - отец. Так подойдёт?

И.О.: - Вряд ли паспортистка сможет принять это определение, хотя оно самое высокое и важное. Я много о чём в жизни жалею, но больше всего каюсь, что неправильно прожил её часть. Должен был меньше напрасно расходовать себя, а больше времени посвящать жене и детям.

«AиФ»: - Детей в строгости держите? Отец раз и навсегда отучил вас получать двойки по русскому языку, заставив съесть учебник. Принцип воспитания переняли?

И.О.: - Таких зверств себе не позволяем. Показательные порки не устраиваем, хотя шлёпнуть по мягкому месту можем. Есть чёткие правила, которых дети должны придерживаться: не краситься, не пить, не курить и не предавать. Воспитание больше на жене: сам-то дома редко бываю. Спросите меня, сколько спал за последнюю неделю? Часов 8, не больше.

«AиФ»: - Вы обладаете очевидным даром красноречия. Если учесть, что женщины любят ушами, совершенно непонятно, почему Охлобыстин не гуляка, а примерный семьянин.

И.О.: - Да, я не развратник. Я моногамен. Но женщин люблю. Обожаю с ними похохотать, полюбоваться ими. Женщины меня восхищают. Им дана высшая радость, которая только может быть на земле, - возможность дать новую жизнь. Я понимаю, что мы, мужики, - только деталь этого механизма.

ТВ Гид №27, 2012 г.